ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар

^ ПЕСНЬ 3-я


Come vedi - ancor non m'abbandona.

Dante. Inferno, v. 105

{* Как видишь - он еще меня не кинул. Данте. Ад.}

I


Пышней, чем днем, повдоль Морейских гряд

Лениво сходит солнце на закат;

Не ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар меркло, как на Севере, оно:

Полнеба незапятнанным блеском зажжено;

Янтарный луч слетает на залив,

Отливы волн зеленоватых озлатив,

И озаряет старый мыс Эгин

Прощальною ухмылкой владык;

Собственной стране любовно льет он свет,

Хоть алтарей ему ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар издавна там нет.

С гор тени сходят, вьются повдоль долин,

Твой рейд целуя, славный Саламин!

Их голубий свод, скрывая небосвод,

От взоров бога пурпуром зажжен,

А повдоль вершин радостный бег жеребцов

Роняет ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар блик, радуги нежней,

Пока, минув Дельфийскую гору,

Бог не отыдет на покой, во темноту.


Так и Сократ в бледнеющий простор

Кидал - Афины! - собственный предсмертный взгляд,

А наилучшие твои сыны с тоской

Встречали мрак, венчавший ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар путь земной

Мученика. - Нет, о нет: еще пылают

Хребты и канителит благостный закат!

Но смертной мукой затемненный взгляд

Не лицезреет блеска и магических гор:

Будто бы Феб укрыл тьмою небосвод,

Край, где вовек бровей ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар не хмурил он.

Только он ушел, за Кифероном, в ночь, -

Был выпит яд, и дух умчался прочь,

Тот, что презрел и бегство и боязнь,

И, как никто, и жил и повстречал казнь!

С вершин ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар Гимета озаряя дол,

Королева ночи восходит на престол;

Не с черной дымкой, вестницею бурь, -

Лик беспорочно осиял лазурь.

Поблескивают колонны, тень бросая вниз,

Мелькает лунным бликом карниз,

И, символ богини, узкий серп ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар ушел

Над минаретом в зыбучий нимб.

Вдалеке темнеют заросли олив,

Нить смиренного Кефиса осенив;

К мечети льнет невеселый кипарис,

Поблескивает киоска разноцветный фриз,

И в горестной думе пальма гнется там,

Где ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар поднялся Тезея старый храм.

Игра тонов, сияние, сумрак - все тянет,

И флегмантично только болван пройдет.


Борьбу стихий забыв, Архипелаг

Чуть доносит сонный лепет влаг;

А в переливах неспешной волны -

Сапфирно-золотые пелены

И острова, чей строг ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар и мрачен вид,

Хоть океан ухмылки им дарует.

II


Не о для тебя рассказ, но что тянет

К для тебя мой дух? Величье ль старых вод?

Иль просто имя мистикой собственной

Сердца чарует ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар и манит людей?

Красивый град Афины! Кто закат

Твой чудный лицезрел, тот придет вспять

Иль везде, вечно будет изнывать,

Как я, кому Циклад не увидать.

Для тебя не чужд моей поэмы лад,

Твоим был полуостров, где ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар царствует Пират.

Возврати ж его и вольность с ним - вспять!

III


В последний раз лучом задев маяк,

Закат померк, и вот - полночный мрак

В душе Медоры: 3-ий денек печаль;

Хотя ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар попутным ветром веет даль,

Нет Конрада, и нет вестей о нем;

Ансельмо бриг еще вчера пристал,

Но Конрада нигде он не встречал...

Была б развязка ужасная другой,

Когда б пират взял этот ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар бриг с собой!


Свежеет бриз. Весь денек ожидала она,

Что будет мачта ей вдалеке видна;

Сейчас, тоскуя, тропкою с высот

Она на сберегал в тьме ночной идет

И бродит там, хоть брызгами прибой

Одежки мочит ей, гоня домой ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар.

Бесчувственно она стоит, глядит -

И холод только ей душу леденит.

Все поглубже кошмар, беспросветней тьма:

Явись он вдруг - она сошла б с разума!


Вдруг перед ней полуразбитый бот,

Вроде бы ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар ее нашедший, пристает.

Без сил гребцы; кто - ранен, но никто

В рассказах коротких не произнес про то:

Всяк, затаясь, предоставлял позже

Угадывать, что стало с вожаком,

Кой-что и знали, но страшились известие

До ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар слуха их владычицы довесть.

Но ясно все. Не дрогнула она,

Отчаянья глубочайшего полна:

В ней, хрупкой, был величавый дух - таковой,

Что действует, только овладев собой.

С надеждой жили трепет, слезы, ужас;

Сейчас конец - все ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар обратилось в останки.

Но сила из дремоты гласит:

"Возлюбленный погиб, - что ж еще угрожает?"

Но силы той в обычной природе нет:

С ней сходен только горячки горячий абсурд.


"Безгласны вы ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар... Я не спрошу... Для чего?

Все сообразила... Пусть каждый будет нем...

Но все таки... все ж... не разомкнуть мне губ!.

Я знать желаю... быстрее... Где же труп?"

"Как знать? Чуть спаслись мы: но ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар говорит

Один из нас, что не был он убит;

Что в плен был взят; что был в крови, но - живой".


Она не слышит: чувства, как прилив,

Плотину воли смыли; кошмар в ней

Не ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар смел прорваться, был он слов сильней.

Вдруг, пошатнувшись, упала она,

И ей была б могилою волна,

Когда бы руки грубые гребцов

Ее не схватили средь валов.

В слезах, ее водою мореплаватели

Кропят, обвеивают, трут виски ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар.

Она очнулась. Дам к ней зовут

И, горестно с ней распростясь, идут

К Ансельмо в грот, чтобы поведать тому,

Что лаконичный сияние победы канул в тьму.

IV


Бурлит совет. Все требуют отбить

Начальника! Дать выкуп ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар! Отомстить!

Все рвутся в бой, будто бы сам вожак

Показывает им, где скрылся неприятель.

Что б ни случилось - с ним все души в лад:

Живой он - выручат, умер он - отомстят.

Неудача противнику ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар, коль затаили месть

Те, в ком живая и сила их и честь!

V


В гареме, в потаенной комнате, посиживает,

Решая участь арестанта, Сеид.

Любовь и злость - вперемежку в нем:

То он с Гюльнар ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар, то с Конрадом вдвоем.

Гюльнар - у ног, готовая согнать

С его чела угрюмую печать,

И темные глаза ее пылают,

Стремясь привлечь его смягченный взор;

Но он только четки движет вновь и вновь,

Вроде бы по каплям ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар жертвы точит кровь.

"Паша! Твой шлем победою повит;

Сам Конрад взят, а весь отряд убит.

Ему уделом погибель - и поделом!

Но все ж - для тебя ль его считать противником?

Ты ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар так велик! Не лучше ли сначала

Ему дать откупиться? Есть молва,

Что он несметно, сказочно богат!

Ты мог бы взять, паша, неоценимый клад!

Позже же - нищ, гоним и угнетен -

Твоей добычей опять ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар станет он.

А так - остатки шайки заберут

Сокровища и в далекий край уйдут".


"Гюльнар! Когда б он мне сулил тотчас

За каплю крови каждую - алмаз,

Когда б за каждый волос предложил

Всякую из золотоносных жил,

Когда б дары ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар арабских сказок он

Тут разложил - все ж был бы он казнен!

И даже экзекуции б не отсрочил я,

Раз он в цепях, раз власть над ним - моя!

Ему я пытку все изобретал,

Чтобы ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар, мучась, он дольше погибели ожидал!"


"Нет, нет, Сеид! Он очень прав, твой гнев,

Чтоб простить, вину неприятеля презрев.

Желала я, чтобы ты в свою казну

Богатства взял: без их он как в плену ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар;

Без власти, без людей, без сил, пират,

Только ты захочешь, опять будет взят".


"Он _будет_ взят!.. Я даже денька ему

Не дам, злодею, сейчас - моему.

И тебе - раскрыть пред ним кутузку ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар,

Очаровательная заступница? Ведь ты

Ему воздать за проблеск доброты

Благородно хочешь? Ведь он выручил

Вас всех - естественно, не вглядевшись в вас!

Ведь должен почетать я настолько высочайший дух!..

К словам моим склони твой ласковый слух;

Для тебя ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар не верю; речь твоя и взор

Во мне только подозренье укрепят.

Когда с тобой покинул он гарем,

Ты не желала ль с ним уйти совершенно?

Ответь! Молчи! уловкам всем конец:

Ты вспыхнула ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар - вероломный багрец!

Поберегись, кросотка! Поверь:

Не только лишь он в угрозы сейчас!

Ведь с ним... Но нет!.. Да будет проклят миг,

Когда тебя он в пламени настигнул

И вынес, обнимая!.. Лучше б ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар... Нет!

Меня томил бы горьковатой муки абсурд!

Сейчас же лживой говорю рабе:

Вроде бы я крыльев не остриг для тебя!

Смотри же, берегись; я не шучу,

Я за измену жутко отплачу!"


Он встал и ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар вышел, отвратив глаза;

В их гнев блеснул, в прощании - гроза!

Ах, не очень-то знал он даму: ее ль

Смирит угроза и удержит боль?

Он не много сердечко знал твое, Гюльнар,

Где ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар сегодня - нежность, а чрез миг - пожар!

Досадны подозренья; ей самой

Неизвестно, что в жалости таковой -

Зерно другое; мнилось ей: она,

Раба, рабу соболезновать должна

Иль пленнику; неосмотрительно вновь

Она в паше разгорячила кровь ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ - Джордж Гордон Байрон. Корсар;

Он, в бешенстве, был с нею груб, и вот

В ней буря дум - ключ дамских бед - вырастает.



pervoe-izdanie-garri-pottera-s-avtorskimi-pometkami-vistavili-na-torgi.html
pervoe-korinfyanam-927-no-usmiryayu-i-poraboshayu-telo-moe-dabi-propoveduya-drugim-samomu-ne-ostatsya-nedostojnim.html
pervoe-nachalo-termodinamiki-referat.html