ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова

^ ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ

464 год I Эры, конец сентября — начало ноября


…Когда то эту крепость называли Башней Стражей — Минас Тирит. 6 годов назад, в год погибели Бараира, сюда пришел тот, кого люди называли Ожесточенным. Пришел во ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова главе воинства живых мертвецов, Искаженных и темных волков оборотней.

^ Крепость пала.

И сейчас, 6 лет спустя, Финрод Фелагунд опять смотрел на свою оплот — смотрел, не узнавая знакомых очертаний башен и стенок ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова. Светло серый камень кладки потемнел и в сумерках виделся практически черным, оконные просветы казались пустыми глазницами — исключительно в одном окне горел мертвенно бледный колдовской свет…

И почему то, лицезрев это единственное освещенное ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова окно, Финрод сообразил: нельзя было идти сюда. Нельзя — и не выручат уже орочьи личины, никчемны чары, изменившие вид короля и его спутников.

И еще он сообразил: так было предопределено. Они должны были придти ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова к этой крепости на Волчьем Полуострове Тол ин Гаурхот. И на данный момент придут за ними, и ляжет под ноги маленький путь по мосту меж «сейчас» и «потом», меж жизнью и гибелью; и ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова бесшумно закроются за ними врата, из которых вспять выйдет только какой-то из них.

^ Либо — не выйдет никто.

А перед ними уже стоял на мосту тот, кого люди называли Ожесточенным, — стоял, поглаживая ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова рассеянно лунно седую шерсть золотоглазого большого волка: так в раздумье гладят возлюбленную собаку, научившуюся за годы осознавать владельца без слов.

^ Стоял.

И смотрел.

Молчком.

А позже произнес негромко:

— Идите за мной.

И, сделав ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова уже 1-ый шаг, Финрод сообразил, что сделал неисправимую, невероятную, глуповатую ошибку.

^ Так как Ожесточенный заговорил с ним на языке Изгнанников Нолдор.


…Берен так до конца и не сообразил, что творится. Было ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова только непривычное пугающее чувство своей беззащитности, как будто он стоял, оголенный и беззащитный, посреди ледяного ветра на бескрайней равнине, смотря в лицо безжалостно красивому в морозной дымке солнцу — нескончаемо чужому и ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова ужасному. Так было, когда он смотрел в лицо Гортхауэра. Ужасающее… нет, не отвратительно уродливое, быстрее ужасающе красивое: в лице этом было что то так чужое и непонятное, что Берен не мог ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова отвести от него завороженных глаз. Оно притягивало непредотвратимо, как огнь манит ночных бабочек. И перед его внутренним взглядом стояло это розоватое, как будто плохо отмытое от крови морозное дымное солнце над метельной равниной ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, где не было жизни, и почему то он называл в сердечко отстраненный свет этого бледноватого светила ухмылкой бога. Флегмантичной ухмылкой бога. А глаза его лицезрели — повелитель Финрод, выпрямившись в гордости отчаяния, застыв мертвым изваянием ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, глядит прямо в глаза Ожесточенного. Казалось, не было тише тишины в мире, не было молчания пронзительнее. Что то происходило, что то незримо клубилось в воздухе, и никто не мог пошевелиться ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова — ни орки, ни эльфы… Видения были немыми и беззвучными, хотя он чувствовал их вкус и запах, тепло и лед…

…Кровь хлынула на белоснежный, исконно белоснежный снег, и ухмылка бога исказилась непереносимой ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова болью и гневом. Далеко далеко запели глухие низкие голоса — горестно и протяжно, и стон, как тень, взвился над хаосом, и вставала ужасная, беспощадная краса, выше Темного и Белоснежного. Темными крылами Ночь горестно обняла мир ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, и солнце стало красным углем, кровавым сердечком неба. И чудной красы Песнь слила воедино Красное, Белоснежное и Темное, и была она полна таковой пронзительной тоски и скорби, что Берен растерял всякое представление ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова о том, где он. В ночи пропало все, и Песнь забилась ясной звездой…

А Финрод лицезрел: бьется на ветру разорванный парус, бьется крылом умирающей птицы… Он ткал видения Благословенной Земли ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова — но все заливало кровью, заволакивало пламенем и жгучим черным дымом, и плескался на злом ветру горящий парус… Опять и опять неотвязно ворачивалось к нему это видение, горечь вины, горечь утраты…


…как во ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова сне, увидел Берен посреди клочьев расползающегося абсурда — медленно медленно падает Финрод; и бессильно опускает голову, и так же медлительно, нескончаемо роняет руки Ожесточенный. И крылья Ночи обняли отпрыска Бараира…


…Прохладный промозглый мрак подземелья, чуть ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова рассеиваемый светом чадящего осветительного прибора. Все они были тут — и Финрод, и эльфы, и он сам — Берен, отпрыск Бараира. Немощные, прикованные длинноватыми цепями к стенке, в оковах. Тяжкий воздух давил ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова на грудь. Мир кончался тут. Не было больше ничего. Не было никого. И все это абсурд — и Сильмарил, и отчаянная клятва… И ее   нет, так как нет Песни. Есть только ожидание погибели. Обреченность ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова без надежды.

Время от времени откуда то, прямо за отвратительным скрипом заржавелой двери, возникал орк и приносил какую то пищу — Берен не помнил, что конкретно. Помнил только, что Финрод отрешался от ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова хорошей половины собственной толики. Гласил, Элдар лучше, чем люди, переносят голод. Но Берен уже не осознавал, для чего жить…

Периодически приходил другой орк — Берен поначалу принял его за оборотня: орк был в шлеме наподобие ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова волчьей оскаленной головы со наизловещими карбункулами в глазницах. Каждый раз он уводил 1-го из пленников. Вспять не ворачивался никто. И глухо тогда стонал повелитель Финрод, и кусал губки Берен.


… — ^ Эдрахил. Выслушай меня ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова. Мне необходимо, чтоб ты поведал о цели вашего пути.

— Ты ошибся, Ожесточенный: я не предатель.

— Подумай: я обещаю для тебя свободу, если ты…

— Мне — поверить твоим обещаниям?! После того, как ты ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова убил моих братьев ?

— ^ Тебя я отпустил бы и так — в память о том, что…

Эдрахил горько рассмеялся, не дав ему договорить.

— Послушай, но ведь ты же поверил ему — почему же не хочешь ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова поверить мне?

Эльф замолк, а позже, смотря в глаза Сотворенного, раздельно проговорил:

— ^ Поэтому, что он — таковой же, как мы. А ты — ты оборотень.


Их осталось двое. Берен знал, что последующий — он. Тогда ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова и он в конце концов нарушил молчание:

— Прости меня, повелитель. Из за меня все это случилось, и кровь твоих воинов на мне. Я был заносчивым мальчиком. Как капризный ребенок, востребовал от тебя выполнения ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова моего желания, выполнения клятвы, которую ты давал не мне. Не кори меня — я и так казню себя всегда. Прости меня.

Глас короля после долгого молчания был глухим и каким то чужим:

— Не терзай ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова себя, друг. Это я повинет. Ведь ты же не знаешь, почему я согласился идти с тобой. Из за моей самонадеянности мы попали в ловушку. Это я всех сгубил…

А позже опять пришел ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова орк — и что то оборвалось снутри у Берена. Пока орк возился с его ошейником, Берен кожей чувствовал угольно раскаленный взор короля…

Он не сообразил, что вышло. Орк и Финрод ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова катались по грязному полу, рыча как животные, и клочек цепи волокся за владыкой. Орк истошно кричал и лупил короля ножиком, лупил уже в агонии — тот захлестнул его шейку цепью собственных оков; и вдруг, как будто ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова волк, чувствуя, что теряет силы, Финрод вцепился зубами в гортань орка. Тот тонко взвизгнул и, дернувшись, затих.

Финрод подполз к Берену и свалился головой ему на колени. Он дышал тяжело, давясь кровью ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова.

— Ухожу… не желаю, но… я должен… обречен… Я бессмертен… ты… прости… Постарайся… жить…

Его слова были несвязны, но Берен сообразил.

…Он был слаб. Смертный, ведомый Судьбой; так слаб, что ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова мог только одно — практически шепотом петь ту Песнь, что пела в его видении кровавая Ночь. Он пел, не понимая, откуда идут слова, держа на коленях голову умирающего короля. Так погиб повелитель Финрод, благороднейший из правителей ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова Нолдор. Погиб в ледяном мраке темницы, на скользких прохладных плитах, в цепях, как будто раб. Не люд Нарготронда оплакал собственного владыку, а Смертный, обреченный сгинуть во тьме безвестности, куда ввергла ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова его Судьба. И Берен рыдал и пел, уходя в Песнь, чтоб не возвратиться…


…Гортхауэр вздрогнул от неожиданного шума, рука потянулась к клинку… Перед ним был Седоватый Волк со ужасной рваной раной ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова на горле. Желтоватые, налитые кровью глаза повстречались с очами Сотворенного, и тот увидел предсмертные мысли волка. Прекрасная женщина на мосту… большой волкодав в золотом ошейнике… Дочь Тингола. Гортхауэр осторожно погладил волка по ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова голове: пусть заснет — так легче дохнуть.

Мысли стремительно проносились в голове Гортхауэра, пока он быстро шел к воротам. Пустые коридоры полнились эхом его шагов. Казалось, он тут совершенно один. Мысли были четкими и прохладными ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова.

Дочь Тингола. Если верны сведения, она пришла сюда за этим человеком, что аккомпанировал Финрода. Если она будет у меня, они мне все скажут. Удивительно. Ранее я взором мог вынудить хоть какого гласить ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова… Неуж-то я стал настолько слабеньким? Либо беспощадность моя выжгла все? Достаточно! Нет! Пусть все трое станут перед Учителем. Они — очень ценная добыча. Если Учитель сам вернет Тинголу дочь, а Нарготронду — короля ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, если они возвратятся к своим народам с почетом, то Нолдор придется распроститься с надеждами на общий альянс эльфов. Да. Пусть судит всех троих он. Достаточно с их. Но пес сдохнет…

Солнечный ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова свет, очень резкий и броский после полумрака башни, ослепил Гортхауэра, он прикрыл глаза ладонью и поэтому не сходу увидел Лютиэнь. А лицезрев, тормознул. Его обхватило странноватое смятение. И как мне с ней ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова заговорить? Лучше бы кто другой… кто, тут только орки и волки… Еще пару шажков… Глаза в глаза. Неуж-то она все таки возвратилась? Для чего ?Может, чтоб судить меня ?Помнит ли, кто она ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова есть ?.. Он медлительно поднял руку, чтоб коснуться ее. Может, это призрак…

— Иэрне… — беззвучно, опасаясь спугнуть наваждение.

Ужасный удар в грудь опрокинул его на спину; жгучая слюна капала на лицо, клыки волкодава впились в ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова тело. Он не сходу ощутил боль — ну и, пожалуй, боль не была настолько беспощадной, как явь. Наваждение растаяло, остались только растерянность, горечь расстройства и практически детское горе. И, может быть ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, лицезрев эти странноватые, совершенно не беспощадные глаза, Лютиэнь отдала приказ Хуану бросить поверженного.

— Ты, прислужник Неприятеля, слушай! Если не признаешь моей власти над этой крепостью, Хуан порвет тебя, и оголенной душе твоей будет ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова предначертано вечно крючиться под взором твоего владельца, полным презрения!..

Пес глухо зарычал.

— Я… сдаюсь… — еле слышно ответил Гортхауэр.

Миг — и Лютиэнь уже бежала по мосту. С трудом приподнявшись на локте, Гортхауэр поглядел ей ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова вослед. На данный момент она неописуемо походила на Иэрне…

Им обуяло странноватое чувство — все равно, так как все кончено. Осталось исполнить только одно. Он подозвал крылатого жеребца — идеей: гласить не мог ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова. Это совершенно лишило его сил. С трудом взобрался в седло, оторванной от плаща полосой кое как замотал рану — навечно не хватит, нужно торопиться… Пока есть силы — предупредить. И узреть Учителя ПЕСНЬ: Крылья Алквапондэ - Наталья Васильева, Наталья Некрасова — в последний раз… Они в состоянии сделать со мной все. что угодно, но не сумеют придумать большей муки, чем эта, мною же причиненная. Все равно. Все равно…



pervij-zampred-profsoyuza-rabotnikov-ugolnoj-promishlennosti-rbadalov-stal-deputatom-gosdumi.html
pervij-zvonok-k-provajderu.html
pervimi-v-rabotu-pri-tyage-vsegda-vstupayut-nogi-a-ne-spina.html