ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ

Мухин предложил начать обследование северной груп­пы гор, куда входят массивы: Чапдара, пик «5304» и Замок, — с северо-востока. В нашу сторону, к Алаудинским озерам, Чапдара обрывалась неприступной стенкой и нам казалось, что с северо-восточной стороны можно будет отыскать более легкие пути подъема и на нее и на сосед­ние ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ верхушки. Чтоб просочиться к восточным склонам массива Чапдары, необходимо было пересечь ее высочайший, но нетрудный северный отрог. У нас было все готово для на­чала движения, и мы решили на другой денек чуток свет выступить в поход по предложенному Мухиным марш­руту.

Мы пробудились, когда солнце уже начало золотить ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ вершины гор. И тут-то оказалось: к походу мы не гото­вы. Начались рассуждения, взвешивание событий, споры, переупаковка тюков, ранцев... Так всегда быва­ет при первых сборах группы в поход; потом любой из участников отлично усваивает свое место в сборах, ему становится известным, что он должен взять с ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ собой, как упаковать собственный ранец, и сборы обычно про­исходят уже дружно и стремительно.

Солнце стало основательно прижаривать наши едины, когда мы, в конце концов, перебежали речку и начали подъем на перевальную седловину северного отрога Чапдары. Подъ­ем шел по сухому руслу ручья повдоль скалистого известня­кового гребня.

Путь ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ был нетрудный, но ранцы оказались жутко томными.

Стало горячо, обильный пот со лба заливал глаза, влажная на спине рубаха увлажняла ранец.

Впереди шел Мухин, за ним Чернышев, Романов, Арсеньев и я. Приятней идти либо впереди либо сзади всех.

В 2 ч. 10 м. мы были на перевале. Сели, чтоб от­дохнуть и ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ наметить предстоящий путь.

Мы подразумевали, поднявшись на перевал, узреть там путь на верхушку Чапдары. Оказалось, что на севе­ро-восток гора обрывается таковой же крутой стенкой, что и к озерам Алаудин. Эти стенки, в особенности б нижней части, были неприступны. Тогда мы направили внимание на глав­ный пятитысячник северной горной группы ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ — пик «5304». Его заснеженный купол обрывался высочайшей стенкой в глу­бокий трог верховьев реки Бай-ходжа. Вероятным методом к верхушке пика нам показался висящий ледник на его северо-восточном ребре, но выход с ребра на верхушку был укрыт северным выступом ее купола. Не теряя высо­ты, мы прошли по ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ пологим осыпям под стенкой Чапдары к ущелью Бай-ходжа.

Далековато понизу, на деньке ущелья, лежал большой белоснежный ледник с единственной боковой мореной под юго-восточны­ми склонами и без фирновых полей, очень соответствующий для Кухистана. Его верховье в глубине трога упиралось в оголенные горы, питания для ледника не было и ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ он существовал, видимо, в главном за счет ресурсов, на­копленных в снегообильный зимний период и отчасти за счет сбрасываемых со снежного гребня лавин.

Путь по висящему леднику на верхушку пика «5304» все так же был неясен. После длительных раздумий мы решили спуститься в ущелье Бай-ходжа, там ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ у одинокой арчи переночевать и днем исследовать подъем к этому висящему леднику.

Как ни грустно было терять высоту, на которую мы с таким трудом втащили свои томные ранцы, пришлось начать спуск — другого пути у нас не было. По дороге мы узрели, как по боковой морене и по леднику двигались чуть видимые точки ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ: это были козы — штук пять-семь. Их величина подчеркивала всю грандиозность окру­жающих нас гор.

С утра, пока наши товарищи еще спали, мы с Мухи­ным пошли на разведку. Битый час мы добирались до водопада, спадающего с висящего ледника и удостоверились, что путь к этому леднику прегражден нависающей горой ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ 25-метровой высоты. Зато мы разглядели другой вися­чий ледничок, увиденный нами еще при вчерашнем спуске. Он лежал на скальной стене седловины, соеди­няющей пик «5304» с Чапдарой. До него намечался подъем по горам и выше также по горам на седлови­ну; дальше путь на верхушку пика «5 304» был уже ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ ясен. Как мы смогли разглядеть этот путь, он казался нам очень заманчивым, полностью легкодоступным и, непременно, увлекательным. На глаз мы расценили его по III-IV кате­гории трудности.

Возвратившись к уже проснувшимся товарищам, мы сказали результаты собственных наблюдений. Встал вопрос: идти либо не идти на подъем к пику «5304» по вновь ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ раз­веданному висящему ледничку? Мне очень хотелось про­верить свои силы на этом увлекательном подъеме, потому я не скупился на калоритные описания такового рода восхож­дения, но товарищи, трезво оценив предлагаемый вариант и обнаружив в нем ряд непонятных мест, отклонили мое предложение. Заместо него было принято решение продол ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ­жать обход северного массива в прежнем направлении, подняться по кулуару на гребень северо-восточного отрога пика «5304» и, после разведки склонов пика, спуститься в равнину реки Сурхоб. Там будет видно, куда идти далее.

В час денька, согнувшись под тяжестью наших ранцев, мы уже карабкались по крутому кулуару — ложу высох­шего вешнего ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ потока. Скоро путь преградил вертикальный уступ. Двое из нас обошли этот уступ по плитам из бле­стящих сероватых сланцев, другие поднялись при помощи сброшенной сверху веревки.

Стало горячо. Струйка воды, вытекающая из-под мокроватого камня, утолила нашу жажду. Мы шли, нарушая девственный покой горной природы. Вот из-под ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ ног с кри­ком и шумом вспорхнул целый выводок кэкликов и, отлетев на неопасное расстояние, расселся на горах. Издалече кэклики следили за нами с истинно-птичьим любопытством. Вот свежайший козий след — мы спугнули только-только пасшееся тут стадо кийков.

Пошел уже 5-ый час подъема, перевал близок. Спра­ва на ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ юге над гребнем появилась и начала расти большая снежная верхушка е острым сверкающим на солнце пи­ком. Это Большая Ганза.

Но вот и перевал. Отсюда пик «5304» рисовался кра­сивым снежным куполом. Над фирновым полем, истоками висящего ледника с водопадом выросла вертикальная и высо­кая предвершинная стенка. Стало ясно, что ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ по северо-восточному гребню пути на верхушку пика нет.

Мы следили пик «5304», но невольно заглядыва­лись на Огромную Ганзу. Ее грозная краса вызывала у всех восхищение.

— Приятно иметь у себя в активе такую верхушку!— произнес Чернышев.

Нам с Мухиным знакомы были очертания Ганзы с юга, откуда она смотрится не ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ малым скальным массивом, но мы не задумывались, что она так стройна и красива с севера.

Близился вечер. Понизу зеленела равнина Сурх-оба — там были вода и дрова. Мы пошли вниз, теряя только-только обретенные семьсот метров, чтоб, переночевав там, утром начать разведку верховьев Сурх-оба.

Мягенькие очертания равнины Сурх-оба ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ были приятным контрастом с крутыми стенками ущелья Бай-ходжа. Тут было тепло, росла травка, склоны равнины были покрыты густыми кустиками арчи, а там лежали одни только камешки, стояла одинокая арча, большой ледник, заполнивший все верховье ущелья, касался места нашей предшествующей но­чевки своим прохладным языком.

Анероид показал, но, что ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ тут мы находились на 200 м выше места вчерашнего лагеря в Бай-ходжа. По­чему же тут теплее?

Все дело, видимо, заключалось в расположении и вы­соте ограждающих равнины хребтов. Узенькое ущелье Бай-ходжа практически открыто с севера, в то время, как с юга оно закрыто высочайшим хребтом; напротив, широкая равнина ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ Сурх-оба была прикрыта этим же хребтом с севера, а с юга ее ограждал маленький гребень. В связи с этим, равнина Сурх-оба получала существенно больше солнечного тепла, чем Бай-ходжа, имела более подходящий климат и в ней даже на большей высоте растительность была богаче и разнообразнее.


Верхушка Большой ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ Ганзы из равнины Сурх-об

Днем встал вопрос: куда, идти далее? Еще вчера с перевала мы лицезрели, что верховье равнины Сурх-оба замы­кается склонами головного хребта Фанского массива, от­куда стекают два ледничка, питающиеся фирновыми по­лями Малой Ганзы.

Было решено продолжать радиальный маршрут: поднять­ся по ледничкам на ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ гребень головного хребта, сделать восхождение на верхушку Малой Ганзы, потом попробо­вать спуститься на ее неведомый северо-западный лед­ник, пройти под стенкой Замка и, обнаружив перевал через главный хребет, возвратиться, минуя Мутные озера, к ба­зе на Алаудинских озерах.

В горах, какими бы неопасными они ни ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ казались, всегда нужна крепкая связь меж членами группы и обоюдная моральная и физическая поддержка. Если по ходу событий кто-нибудь из товарищей обязан отделить­ся от группы, то сначала следует договориться о месте и времени встречи. Если же кто-нибудь по разным при­чинам начинает отставать от группы ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ, то другие должны его подождать и посодействовать ему. В неприятном случае в гоpax совсем не сложно утратить человека и потом израс­ходовать много сил и времени на его поиски. Мы запамятовали об этом правиле и в итоге утратили полдня на не­нужные и бестолковые розыски.

Когда все стояли с ранцам ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ и за плечами, готовые двинуться в путь, Мухин еще что-то собирал, спешно при­шивал какую-то пуговицу, что-то записывал. Чернышев начал выражать недовольство. Тогда Мухин предложил нам идти, обещая нас догнать, и мы пошли.

Правый ледник верховьев реки Сурх-об

Плоское дно равнины Сурх-оба было усыпано огром­ными ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ осколками скал. Подъем был пологим, мы длительно шагали, лавируя меж камнями и в тени 1-го боль­шого камня сели отдохнуть и подождать Мухина. Но прошло уже около часа, а он не возникал. Мы начали серьезно волноваться за его судьбу.

Началась подача сигналов, свистки, клики, размахи­вание куртками. Мухин ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ не отзывался. В двенадцати­кратный бинокль были осмотрены все участки верховьев равнины, каждый камешек и ямка, при возвращении к ме­сту бывшего лагеря были прощупаны, — Мухин как в воду канул.

Только после многочасовых бесплодных поисков уже в полном отчаянии мы узрели в бинокль далеко-далеко впереди на высочайшем утесе крохотное ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ красноватое пятно — флаг, выставленный Мухиным. Оказывается, он неприметно другой дорогой обошел нас и позже в резвом темпе ринулся нам «в догонку».

Мы были рады, что все отлично окончилось, но поло­вина денька была потеряна.

Скоро мы были снова вкупе. Мухин показал нам ку­ски больших кристаллов, которые он отыскал ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ на старенькой морене, состоящей в большей степени из красноватого извест­няка. Мы не знали, что же это все-таки за минерал — он мог быть либо исландским шпатом либо флюоритом и взяли с собой по кусочку в качестве образцов.

В сей день мы успели только добраться до ледника, сплошь ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ заваленного обломочным материалом, подняться на него повдоль левого потока и там на мягенькой зеленова­то-серой гряде из разрушенных сланцев основаться на ночлег. Склон головного хребта был рядом, высота была уже около 4000 м. Два ледника, спадающие с него и сливающиеся у наших ног, поблизости оказались сложнее для прохождения, чем ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ представлялось издалече: они были очень круты, исполосованы широкими трещинками и пересечены нависающими ледяными стенами. Поточнее говоря, пред нами были ледопады. Мы выбрали для подъема левый от нас ледник: он был легче и безопаснее от камнепадов.

Отсюда мы узрели очередной путь на верхушку пика «5304»; он шел по осыпям и узеньким кулуарам ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ к седлови­не южного ребра и дальше по гребню на верхушку. Чтоб не разламывать принятого маршрута, решили этот увлекательный подъем пока отложить.

***

На ледопад полезли 2-мя связками: впереди Черны­шев с Арсеньевым, сзади другие. Лед, покрытый фир­новым слоем, отлично держал кошки, мы шли просто и стремительно, невзирая на ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ крутизну склона. Но вот появились трещинкы, высочайшие ледяные ступени, увешанные толстыми столбами сосулек, склон покрылся жестким натечным льдом. Зубья кошек начали скользить, в ход пошел ле­доруб. Зазвенела сталь, осколки льда полетели, как искры, ледяной склон стал расчерчиваться зигзагами, пунктиром ступенек.

Подъем по правому леднику верховьев реки Сурх ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ-об

Первую связку сменила 2-ая. Новые ступени, новые зигзаги, один метр за другим, веревка за веревкой... Но вот пройдено уже 250 м ледяного склона, ледопад остал­ся сзади, впереди — скальные выступы, пологий фирно­вый склон, черная осыпь. Через час мы на гребне отрога головного хребта, на седловине меж вертикальной красноватой ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ горой и темным острым гребнем.

Пред нами вновь воз­никла Большая Ганза, близкая, большущая, осле­пительно белоснежная и наряд­ная. Ее северо-западный склон, снежный снизу до­верху, был весь перед гла­зами, и на нем был виден весь наш путь на верхушку в 1937 г.

Поворот на право к ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ за­паду, еще подъем по осы­пи и под ногами у нас гребень головного хребта Фанского массива. Как ярки и многообразны кра­ски в местных горах! Ярко-желтые горы и оран­жевые отроги Большой Ганзы, красноватые утесы пи­ка Бардовых зорь, пепель­но-серые и зеленые осыпи соединительных сланцевых ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ хребтов, а да­леко на юге — голубая стенка Гиссарского хребта.

Восхождение на Малую Ганзу отсюда, с востока, ка­жется совершенно нетрудным, полого поднимающиеся фирны завершаются мягеньким снежным куполом. Ослепительно светлый широкий фирновый склон — весь утыканный кальгаспорами1 — тонкими и наточенными, как зазубренные ножики, высочайшими ледяными пластинками, был похож на поляну, густо заросшую ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ оледенелыми елочками. Погода понемногу начала портиться.

Мы стремились дойти до черной морены под вертикальной красноватой горой, чтоб там разбить штурмовой лагерь, но вечер застал нас на полпути, и нам пришлось остановить­ся на ночлег малость ниже гребня перевала под защитой 2-ух моренных валов на высоте 4500 м.

Меж тем ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ, погода резко усугубилась, облака спусти­лись на верхушки и начали их заволакивать одну за дру­гой. Стало холодно.

Ночкой в наше убежище ворвался ветер и до утра хлопал полотнищами палаток. Не унялся ветер и с утра. Небо хмуро, все верхушки в облаках. Ночкой был мороз, и воду нам пришлось добывать из ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ-под большого слоя льда.

Сейчас — штурм Малой Ганзы. Погода очевидно против нас: что может быть ужаснее восхождения в тумане, когда ничего не видно, не считая камешков и снега под ногами? Но как можно удержаться от подъема, когда верхушка рядом? Вобщем, времени у нас было не много и ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ выжидать неплохую погоду мы не могли. Резвые сборы, ранцы на плечи, кошки на ноги и мы, вступив на ощетинившийся «кающи­мися» фирн, один за одним зашагали к седловине меж склоном верхушки и красноватой горой.

Битый час мы шли, как в заиндевевшем лесу, проби­раясь меж иглами кальгаспоров, полностью скрывающих человека.

Вот ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ и седловина. Прямо пред нами вертикальная стенка красноватой горы. Погода усугубляется: туман стал гуще; ветер злее, пошел снег.

Тут разбиваем штурмовой лагерь, разравниваем площадку, ставим палатки. В их оставляем все излишние вещи, ранцы — на верхушку пойдем налегке. Романов решил остаться «а седловине, другие, чтоб не поте­рять друг ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ дружку в тумане, связались вчетвером на одну веревку и чуть ли не ощупью пошли ввысь к верхушке. Связ­ку повел Мухин. Подъем был нетруден, уклон пологий, фирновый покров отлично держал кошки. Из тумана выплывали необычные ледяные пики, тонкие, как пла­стинки, острые, как ножик, прозрачные, как стекло. В тума ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ­не перебирались через трещинкы, сбивали сосули, пре­одолевали ледяные стены, где-то рубили ступени. Даже в непогодицу этот ледяной мир создавал незабвенное воспоминание собственной сказочной красотой. Что было бы при солнце! Куда мы шли — видно не было, шли наобум, ориентируясь по уклону. Чтоб отыскать оборотный путь, мы, временами ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ, обвязывали головки кальгаспоров красноватыми ленточками.

Так шли мы час, другой, 3-ий. Нам казалось, что верхушка еще далековато, но внезапно пред нами выросла маленькая скальная грядка и за ней обрыв в молочную темноту туч. Мы свернули на право — спуск, на лево — тоже спуск. Подъема больше «е было. Мухин убеждал, что это ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ — верхушка, я возражал, — ведь далее 5 метров ничего не видно, может быть реальная верхушка где-ни­будь рядом.

Взглянув на высотомер, мы пришли к заключению, что настоящая верхушка находится вправду где-ни­будь по соседству и решили испытать ее отыскать. Мы с Арсеньевым спустились немножко назад и совер ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ­шили широкий круг обхода северо-западного склона вер­шины. Новых подъемов мы не отыскали, всюду был уклон вниз. Тогда Мухин и Чернышев пошли в обход восточно­го склона. Мы остались их ожидать наверху. От неподвиж­ного сидения стало холодно, — мы начали дрожать.

В это время снова пошел снег, ветер усилился, види­мость ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ сократилась до 2-3 шагов.

В конце концов, Мухин подал глас. Он орал, что они с Чернышевым отыскали еще одну верхушку, и что та верши­на, по их воззрению, выше первой.

Нам с Арсеньевым казалось, что голоса наших това­рищей звучат понизу, потому мы их стали убеждать, что та верхушка, где ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ мы посиживали, выше. Они орали свое, — мы не сдавались. Вдруг мне послышался дальний, чуть уловимый клич. Не Романов ли это? Не случилось ли что с ним там понизу? Мы замолчали. Ветер свистел и вопил в расщелинах скал, снег сыпал и сыпал, покрывая горы; стали зябнуть руки, мерзнуть ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ ноги...

Тогда мы пошли, прощупывая каждый шаг ледору­бом, к товарищам. Спустились малость вниз, на право и там отыскали подъем на другую верхушку, также со скаль­ным гребешком. Альтиметр показал, что она несколько выше первой.

Тут мы сложили тур и упрятали в него записку, за­фиксировав первовосхождение 9 сентября 1939 г. на ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ восточную верхушку высотой в 5031 м. Потом возвратились на западную верхушку и там в сооруженном туре также оставили записку.

А снег все сыплет, ему нет конца, ветер все крепче и злее...

Романов был готов танцевать от радости, когда наша четверка, вынырнув из тумана, появилась на седловине. Шум, который мы ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ подняли, выясняя «чья верхушка выше» его встревожил. Он пошевелил мозгами, что вышло несчастье, и тоже заорал нам. Этот его вопль я и слышал.

Время еще преждевременное, но пурга не унимается. Идти даль­ше в такую погоду по неведомому пути рискованно. В наших палаточках хотя и тесновато, но зато в спальных ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ мешках тепло, можно спать расслабленно.

А снаружи реальный буран, метет снежная крупа, ветер свирепеет, крутит снежные вихри, треплет палатку, свистит и вопит... Отлично, что мы крепко закрепили концы растяжек томными камнями, — сейчас самые гневные порывы ветра не жутки; и отлично, что мы не пошли сейчас далее.

К ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ утру погода не стала лучше. Гневные порывы морозного ветра продолжали налетать на наши па­латки, сотрясать их и заваливать снегом. Жутко бы­ло покидать свое пристанище, но не хотелось и заси­живаться на седловине. Было надо идти — впереди неведомый путь, который может взять у нас много вре­мени. Вниз!

Еще в тумане ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ начали спуск на север по снежному склону на большой северо-западный ледник Малой Ганзы. Мы не знали, куда нас приведет этот ледник и не знали, проходим ли он. Подгоняемые холодом, мы 'бы­стро сошли по склону и вступили на заснеженную по­верхность огромного (шириной более полукилометра) чи­стого и ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ ровненького ледника.

Северо-западный ледник Малой Ганзы и пик Темный

В понемногу редеющем тумане мы смогли рассмот­реть, что он, полого спускаясь и заворачивая на лево к западу, плавной дугой обхватывает Малую Ганзу. Этот ледник — наше открытие, никто до нас его не лицезрел и не знал. Сейчас мы попали на ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ южный склон головного хреб­та Фанского массива и, если б продолжали спуск по леднику, вышли бы к реке Казнок, входящей в бассейн Арга.

Туман, меж тем, стремительно рассеивался, через просве­ты в облаках начали проглядывать участки голубого неба, появилось солнце, и сходу стало тепло. Снег, засыпавший за ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ ночь склоны, начал стремительно таять.

Чтоб вернуться к для себя на базу у Алаудинских озер, нам необходимо было вновь перевалить через главный хребет с юга на север. Низкий очень разрушенный сланцевый гребень хребта в том месте, где мы желали его пересечь, казался легким для прохождения. Мы со­шли с ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ ледника и по его правому берегу начали практически по горизонтали пересекать осыпь. На пути мы просто преодо­лели два маленьких отрога и тормознули, чтоб произ­вести буссольные зарубки Малой Ганзы и ее северо-за­падного ледника.

Малая Ганза к тому времени стопроцентно освободилась от туч и стала пред ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ нами в виде большого ку­полообразного массива с массивными пластами свисающих и сверкающих на солнце фирнов. Отсюда она была очень импозантна и красива.

Северо-западный ледник Малой Ганзы был великолеп­но виден от верховья практически до языка. В верхней собственной части он не имел широких трещинок и был достаточно ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ полог, в нижней части сжимался горами ущелья, становился крутым, неровным и был испещрен большенными трещинками. Но путь по нему по всей его длине (3,5 км) представлялся нетрудным.

Далее путь пошел опять по крутым осыпям. Вот показался гребень головного хребта и через несколько ми­нут мы стояли на мягеньком осыпном гребне неведомого ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ перевала. Впереди был виден достаточно обычной спуск к Мутным озерам — верховьям реки Чапдара.

Погода совершенно разгулялась, солнце светилось, видимость стала исключительной, и мы устроили долгий отдых на перевале, чтоб полюбоваться красотой открывшегося горного ландшафта.

Пред нами, вроде бы подпирая собственной верхушкой небо, стояла, сверкая своими ледниковыми колье, Чимтарга ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ. Рядом стройной пирамидой рисовалась Энергия. Не раз я лицезрел эти верхушки с разных сторон, но та­кими эффектными они представились мне в первый раз. В би­нокль мне удалось различить на верхушке Чимтарги тон­чайшую полоску шеста, установленного первовосходите­лями группы Сибирцева.

Перевал, где мы стояли, мы решили именовать именованием ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ Всесоюзной академии архитектуры (ВАА), желая отме­тить инициативу архитекторов-альпинистов, исследовате­лей Фанских гор. Здесь же мы соорудили большой тур и вложили в него банку с запиской.

Длинный и крутой спуск с перевала шел сначала по фирнам маленького ледника, сползающего к Мутным озерам, потом по моренам и осыпям из огромных ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ острых камешков.

Верхушка Малой Ганзы с северо-запада

У озер под большим камнем мы оставили излишние для нас в лагере вещи: «технику» (крючья, молотки и кара­бины), оставшиеся продукты, часть теплой одежки. Их мы хотят были захватить по пути к перевалу Чимтарга на втором шаге похода.

Мы длительно еще шли по ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ камням осыпей и завалов. От многосуточного движения по горам начала сказываться вялость, ранцы казались тяжелее, чем сначала по­хода, лямки резали плечи. В конце концов, мы добрались до самого верхнего малеханького озера — «пиалы», а через пару минут пред нами заблестело огромное Алаудинское озеро, — тут находился наш ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ лагерь. Мы при­шли на свою уютную полянку с таким чувством, как будто после длительных скитаний возвратились к для себя домой. За полдня мы сменили зиму на лето, теплый вечер составлял приятный контраст с прохладным с утра. А тут так же, как и 6 дней тому вспять, шумел ручей, пахло ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ арчей, махровыми лапами обнявшей наш лагерь.

Итак, 1-ый, а для Мухина, Романова и Арсеньева уже 2-ой шаг путешествия — кольцевой маршрут вок­руг северного массива — был закончен. За 6 дней мы обошли северную группу пятитысячников со всех боков, прошли при всем этом четыре перевала, исследовали подступы к верхушкам Чапдары, пика «5304» и Замка ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ с севера, востока и юга и сделали первовосхождение на Малую Ганзу. В пути мы обусловили размеры, распо­ложение и мощность ледников, фирновых полей и снеж­ных покровов массива, зафиксировали четкое располо­жение хребтов массива и их отрогов. Эти путные наблю­дения позволяли нам поправить и уточнить карту обсле ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ­дованного района. Для нас не совершенно ясными остались подходы к Чапдаре и пику «5304» с запада и юга и Замку с севера. Мы решили хотя бы отчасти заполнить этот пробел на пути к юго-западной группе гор.

Сейчас у нас денек отдыха. Погода только яс­ная, теплая, ни мельчайшего дуновения ветерка ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ. Что бы ей быть таковой третьего денька! Какие прекрасные карти­ны мы узрели бы с верхушки Малой Ганзы!

От большой физической нагрузки при неослабном вни­мании на небезопасных местах и от излишка воспоминаний, мы ощущали известное утомление. Отдых в тепле, посреди благоуханной зелени, в окружении ласкающих взор пей ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ­зажей, равномерно ворачивал наши силы.

В то же время Мухин обрабатывал материалы, полу­ченные в итоге буссольной съемки. Его тетрадь по­крывалась сетью цифр, на карте появлялись новые очер­тания хребтов и ледников, намечались точки отдельных горных пиков и их высоты. Чернышев с Арсеньевым бро­дили по окрестностям и щелкали ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ своими ФЭДами либо чинили походную утварь и писали дневники. Я также пополнял собственный ежедневник путными впечатлениями и зарисовывал пейзажи озера.

Прошел очередной денек отдыха. Благотворные особен­ности горного климата при соблюдении практически курортного режима стремительно вернули наши силы, и мы стали готовиться к новенькому походу.

Начало альпинистского обследования юго-западного района ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ было положено группой Мухина сначала путешествия. Сейчас нам надлежало продолжить это обследо­вание, и для этого перебраться на амшутскую базу. Но каким методом пройти к базе? Повторять маршрут группы Мухина через три перевала не было смысла: нового там мы ничего бы не узрели. Нас заинтересовывали два ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ участка района озера Алло, которые мы в путешествие 1937 г. могли только отчасти просмотреть — это самое верховье Правого Зиндона и ущелье Левого Зиндона. Нам каза­лось, что, пройдя по этим участкам, мы получим четкое понятие о нраве северных отрогов юго-запад­ной горной группы. Потому, посовещавшись, мы приня­ли таковой маршрут: Мутные озера ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА МАЛУЮ ГАНЗУ, Чимтаргинский пере­вал, по пути — восхождение на верхушку Энергия, дальше — озеро Алло, верховье Левого Зиндона, Амшутский пере­вал и база юго-западной группы. Далее — видно будет. К вечеру начались сборы в поход, чтоб на другой денек выйти как можно ранее.


pesennaya-stihiya-hovanshini.html
pesenno-poeticheskoe-tvorchestvo-ieromonaha-romana-matyushina-duhovnoe-soderzhanie-i-obraznij-stroj-referat.html
peshehodnaya-ekskursiya-programmi-dlya-shkolnih-grupp-ceni-netto-turi-na-2-dnya1-noch-shkolnie-turi-osen-zima-2012-2013gg.html